Российская Информационная Сеть
16 октября, 09:14

Тактика Буратино для оппозиции

Скорее всего вчерашний бунт трех думских фракций сегодня-завтра будет погашен. На это указывает уже появившаяся информация о готовности вернуться в Думу фракций ЛДПР и "Справедливой России".

И тем не менее вполне вероятно, что именно с этого "бунта на корабле" начнется новая великая русская революция. Бунт системной оппозиции способен обвалить всю путинско-сурковскую "суверенную демократию".

Что, собственно, произошло? Дала первую явную трещину выстраивавшаяся Кремлем в течение десяти лет система имитационной управляемой многопартийности. И эта трещина может оказаться для нее смертельной.

Замысел Кремля состоял в создании модели, более изощренной по сравнению с существовавшими в некоторых тоталитарных странах псевдомногопартийными режимами. В этих странах у правящих партий имелись так называемые союзники. Они должны были изображать полную всенародную поддержку правящей партии, при этом какое бы то ни было политическое соперничество не предполагалось даже для вида. Выборы везде проводились чисто по-советски: единственный кандидат в каждом округе. Просто правящая "руководящая и направляющая" партия часть округов распределяла между своими "союзниками", не имевшими даже собственных партийных программ. В ГДР, например, их квоты в "парламенте" были прямо вписаны в конституцию. При этом какая бы то ни было критика и оппозиционная деятельность запрещалась по закону.

Кремль вознамерился достичь той же степени управляемости без формального запрета критики и оппозиционной деятельности. Это значит, что допущенные в Думу послушные воле Кремля партии должны были изображать не только всенародную поддержку режима, но и борьбу друг с другом. В том числе и на выборах. То есть фиксированное квотирование их представительства не предполагалось.

Беда заключалась в том, что утонченный политтехнолог Сурков работал с заведомо негодным материалом. Российский медведь оказался принципиально не обучаем для такого политического цирка и выставленных против него игрушечных бойцов кусал отнюдь не "понарошку". Он инстинктивно стремился поглотить все "политическое пространство". В родной авторитарной среде отечественное начальство непроизвольно борзело. Отсюда и ненасытная политическая жадность партии власти, отсюда и стремительно нараставшие фальсификации выборов, казалось бы, необъяснимые с рациональной точки зрения. И если первоначально проект Кремля предполагал, что ручные оппозиционные партии будут своеобразными запасными подпорками для партии власти, то теперь партия власти, обладающая "конституционным большинством" в представительных органах всех уровней, не ощущает в таких подпорках никакой надобности.

В результате "младшие игроки" оказались перед выбором: или покорно дать себя по-настоящему съесть, или сопротивляться тоже по-настоящему. И далеко не все в партиях "системной оппозиции" будут готовы пойти по первому пути. Не только потому, что это означает потерю теплых и уютных кресел. Кроме продажных циников в этих партиях есть и своего рода идеалисты "теории малых дел". Да, с разрешения начальства, да, в рамках установленных им правил, но все-таки делать что-то реально полезное для людей. Сейчас они могут лишиться последней такой возможности.

Ситуация тупиковая. Системной оппозиции отступать некуда, она прижата к стенке. Но и власть сама себя загнала в угол. Она не может позволить себе пойти даже на минимальные уступки бунтарям. Если сдать им хотя бы пару-тройку особо отличившихся на последних выборах глав администраций и избиркомов, это потянет за собой неконтролируемую цепочку. И вся любовно выстраивавшаяся "вертикаль", возведенная на беззаконном административном принуждении, начнет распадаться. И даже если нынешний конфликт будет как-то улажен, он не будет принципиально разрешен. А значит, он будет воспроизводиться, причем расширенно.

Конфликт пока не вышел за пределы так называемых политических элит. Это конфликт хозяев со своей привилегированной прислугой. Однако образовавшаяся трещина может поползти дальше вниз. Системная оппозиция сама по себе реальной угрозы режиму не представляет. Но она может с отчаяния воззвать к гражданам. И даже если она на это не пойдет, даже если на следующий день она, убоявшись собственной смелости, затрубит отбой, дело уже сделано. Царство мнимости, умолчаний и чинного благолепия разрушено необратимо. Артисты сбились, декорации сползли и за ними открылся срам.

Партия власти могла ритуально иметь народ на каждых очередных выборах, пока произнесение вслух слов, обозначающих этот акт, было табуировано внутри системы. Теперь вещи названы своими именами, причем не какими-нибудь радикалами, маргиналами и отщепенцами, а людьми истеблишмента. Произошла десакрализация альфа-самца племени в глазах того самого патерналистски настроенного обывателя, на покорности которого и держалась вся путинская стабильность. Хозяин, которому позволяет себе дерзить прислуга, уже не хозяин.

С какого-то момента люди, давно привыкшие воспринимать мошенничество, беззаконие и произвол как неотвратимую норму жизни, как погоду, на которую не обращают внимания, вдруг вспомнят режиму все и обретут способность возмущаться, оскорбляться и протестовать. Тогда народ перестанет быть инструментом в элитных разборках и сам начнет диктовать линию поведения политическим элитам.

Конечно, такого поворота событий наша системная оппозиция боится точно так же, как боялась революции Государственная дума в феврале 1917 года. Но с другой стороны, только массовый протест может спасти ее от полного поглощения все более неуправляемым медведем. Поэтому линия системной оппозиции неизбежно будет непоследовательна, в ней будут колебания и зигзаги. Многие ее лидеры будут стремиться кончить дело мелкой сделкой с властью за спиной общества. Но хотя бы какая-то ее часть рано или поздно будет вынуждена призвать своих сторонников на улицы.

Системная оппозиция уже нарушила правила игры, на которых основана система. Она сделала первый шаг за флажки. Нужно помочь ей зайти так далеко, когда пути назад уже не будет. Если радикальная внесистемная оппозиция действительно хочет приблизить конец путинского режима, а не думает сама лишь о собственных узкогрупповых интересах, она должна отбросить все свои идеологические, тактические и эстетические претензии к оппозиции системной. Забыть о ее прокремлевской сущности и не только прекратить какие бы то ни было нападки на нее, но и оказать ей помощь и поддержку всеми доступными средствами. Бескорыстно встать на защиту бедных артистов от Карабаса-Барабаса. Даже не спрашивая у них самих. Без каких-либо предварительных условий. Когда заговорит Его Величество Народ, эти условия определятся сами. Он их и определит. Главное сейчас, чтобы он заговорил.

nbsp;RIN 2000-